15:46 

Упрямица

rash-rkr
Название: Упрямица
Автор: Rash-rkr
Персонажи: Петунья Дурсль, Дадли Дурсль, Вернон Дурсль, Гарри Поттер
Рейтинг: G
Тип(категория): Джен
Жанр: Драма
Размер: миди
Статус: Закончен
Дисклаимер: отказываюсь, хотя и не хочется
Аннатация: Петунья Дурсль –жизнь обычного человека.
Планируется сиквел
Предупреждение: печальный фанфик
–Отмучилась, бедняжка, – сухонькая старушка протянула руку и закрыла глаза, невидяще смотрящие в окно.
Этой больной дали полгода, потом всё – рак на поздней стадии, с ним долго не живут. Однако она протянула 5 лет. Боролась, не сдалась, - упрямица, кремень, такая все выдержит.
Не всё. Не кремень - человек, всего лишь человек.
Ночь, луна. Прямо напротив окна. Не спится. Капельница и тихое кап-кап-кап, отмеряет оставшиеся секунды твоей жизни.
Еще не время, сначала вспомнить. Всё вспомнить.
Петунья Дурсль упрямо сжала тонкие губы. Память ее еще не подводит.
Сначала хорошее, сначала всегда всё только хорошее.
Ей 4, а Лили 2 года. Она наряжала малышку к ужину: заплела косы, пожертвовав своими лентами, надела гольфики, самые красивые (опять же свои) и милый матросский костюмчик, к которому подходят только ее синенькие сандалики.
Как же смеялась мама, когда они спустились вниз, как хохотали гости, папа чуть не упал со стула от смеха.
Тогда они еще были не разлей вода.
Мама всегда ставила Петунью в пример и приговаривала: «ты же старшая». И, строго гладя на баловницу Лили, добавляла: «А ты слушайся. Вы сестры».
«Ага», – Лили с серьезным видом заглядывала в лицо маме. И, деловито прихватив сестру за руку, говорила: «Мама, мы – гулять!»
Мы… Как много значит это «мы» – Петунья улыбнулась.
– Мы пошли, мама…
– Мы играем, мама…
– Мы хотим конфеток и того медведя…
– А мы пойдем в зоопарк?
Всегда вместе, всегда рядом.
А потом начались странности… Лили словно чего-то боялась, она замкнулась, только о чем-то шушукалась с мамой.
А мама стала печальной, да и папа тоже.
Счастливых дней становились все меньше, как и смеха, улыбок, гостей и праздников. Они как будто стали отшельниками. Отшельниками на острове грустных улыбок.
Потом Петунья пошла в школу и вроде бы все наладилось. Они опять хохотали и бегали по парку, держась за руки, и шуршали листьями первого сентября и Петунья, как старшая, всегда была рядом, помогала, поддерживала и защищала. Лили очень хотелось учиться, и Петунья старалась запомнить все как можно лучше и рассказать все сестре. Петунья хорошо училась и всегда старалась быть первой во всем, ведь она – старшая.
А потом все изменилось. Все началось с одного момента, который Петунья прекрасно запомнила. Она стояла у окна и видела, как незнакомый мальчишка берет Лили за руку и разговаривает с ней и ведет к качелям.
– Не ходи, пожалуйста, не ходи – ее, тогда еще детское сердце, сжалось от ужаса и чувства беды.
Лили ее не услышала, не почувствовала, и тогда Петунья выскочила на улицу и попыталась прогнать мальчишку, но Лили налетела на нее как фурия:
– Это мой друг не трогай его.
Тогда же в первый раз появилось это горькое чувство безнадежности: «А я, кто же тогда я?»
Но Петунья ничего не сказала, она развернулась и пошла к дому, услышав за спиной:
– Не обращай внимания.
Странности были всегда: то что-то взлетит, то намокнет или изменит цвет. Они смеялись и не обращали внимания.
Но теперь все стало по-другому. Странностей становилось больше и перекрашенные волосы, взорванные вазы стали обычным явлением. Соседи шушукались, мама переживала, а Лили не обращала внимания
Вот она пошла в школу, у нее масса подруг, но она продолжает дружить с этим мальчишкой и даже пригласила его на день рождения, но он не пришел.
Лили исполнилось 11 лет. Праздника не получилось - пришло приглашение из Хогвартса.
Лили прожужжала все уши как это здорово, как она счастлива. Петунья старалась не смотреть на нее и потерянно улыбавшихся родителей. Она стояла рядом с мамой и крепко держала ее за руку.
Лили плакала и говорила, что никуда не уедет, потом опять плакала и мечтала о поездке, собирала чемодан и снова разбирала его.
– Сколько можно, хватит! – Хотелось крикнуть Петунье, как ты можешь, ты разрушаешь… Уже разрушила нас: меня, маму, папу. Ты уедешь, все равно уедешь, так хватит мучать нас этой надеждой.
Ночью Петунья плакала и била подушку, но утром она вставала раньше всех и помогала маме, она старалась учиться. Старалась быть лучше всех.
– Спасибо милая, ты молодец – такая большая, старшая, – и, замолчав, мама смотрела невидящими глазами на качели во дворе.
Лили уехала, радость и счастье покинули их дом, отец постарел, и мама больше не улыбалась.
Остров грустных отшельников. Улыбок больше не осталось.
С этого дня никто в их доме не произносил слово Волшебство.
Сначала Лили приезжала на каникулы и часто писала и ей, и маме, и папе, как будто ничего не случилось. Она подробно, захлебываясь от восторга, рассказывала о волшебном мире, учителях, учащихся и об этом странном мальчишке тоже. Потом письма, как и поездки домой, стали реже. Наконец настал день, когда Лили не приехала, а сова принесла невнятную записку о том, что ее пригласили в гости.
Теперь Петунья сама украшала дом по праздникам и готовила – родителям стало все равно.
Петунья окончила школу. Она была лучшей в их выпуске. В этот день Лили внезапно вернулась. Она выходит замуж за лорда Поттера, он красив, умен и богат и она так счастлива.
Родители были рады. Очень. Папа даже не спросил у Петуньи, как она окончила школу, какие у нее оценки, только мама погладила по щеке и спросила:
–Ты лучшая? – Она кивнула. – Спасибо, милая, я так горжусь тобой, – и мама поцеловала ее.
Исхудавшая рука дотронулась до щеки. «Мама как же мне тебя не хватает», – лежащая в постели женщина тихо вздохнула.
Дальше было грустно, как оказалось, никто не собирался приглашать родителей невесты на свадьбу.
Почему-то именно это подкосило их маму.
Петунья никогда не была красавицей, но у нее был ум, характер и мечта. Мечта об идеале. Идеальной жизни настоящей английской семьи: идеальный домик в пригороде с красивым садом, идеальный муж, идеальный сын и она – идеальная хозяйка.
Мечты были забыты, маме было очень плохо. Все дни Петунья проводила возле больной.
Разрываясь между аптекой, работой по дому и помощью маме Петунья провела не одну неделю.
В один прекрасный день Петунья столкнулась в аптеке с молодым Верноном Дурслем.
Он был мил, внимателен и вежлив.
Вторая встреча произошла опять-таки в аптеке, в третий раз Петунья поняла, что эти встречи все же не случайны.
Оказалось, их мысли очень схожи. Вернон не был романтиком и считал, что взаимоуважение и общие интересы намного важнее такой нелепицы как любовь.
«Мы поладим», – подумала Петунья, счастливо улыбаясь.
«Мы поладим», – Вернон был искренне счастлив.
Они поженились. Свадьба была очень скромной. Папа был горд и доволен, ведя ее к алтарю, в этот день Петунья была просто красавицей. Соседи перешёптывались, а некоторые молодые люди даже завидовали Вернону.
Лили тоже пригласили, и она приехала в самый последний момент вместе с мужем, практически прервав церемонию. Радостная улыбка мамы стала жалкой и беспомощной, а отец был счастлив познакомиться с зятем.
Вернон, как будто почувствовав что-то, тихо произнес:
– Поехали смотреть, я приготовил тебе подарок.
Никем не замеченные молодые сбежали. Без торта и поздравлений.
Это был самый счастливый момент в ее жизни: солнце освещало дорогу они ехали и смеялись, болтали и мечтали. И целовались…
Поздно вечером они приехали к Литлл Уоринг.
Петунья увидела дом своей мечты. Он стоял как в сказке, розовый даже в желтом свете фонарей. И подъездная дорожка, и розы прямо под окошками, всё – как она мечтала.
– Что это Вернон?
А Вернон покраснел, улыбнулся и, почему-то глядя в сторону, сказал:
– Я купил… для нас. Ты же хотела дом.
– Наш дом, – тихо произнесла Петунья.
В этот момент она полюбила своего мужа всей душой и навсегда.
Вернон смущался и лепетал, что он его не просто купил, а оформил кредит, который нужно будет выплачивать.
Внимательно посмотрев на дом, Петунья вгляделась в покрасневшее лицо своего мужа.
– Я люблю тебя.
И Вернон, подхватив ее на руки, перенес через порог.
Медового месяца не получилось. Уже на следующий день ее разыскал испуганный отец. Лили уехала, а маме стало хуже. Через неделю мамы не стало. На похоронах Лили плакала, а Петунья не смогла.
Отец закопался в работе.
Петунья вернулась домой… «В наш дом», – даже сейчас, спустя столько лет, эти слова заставляли ее улыбаться.
Половинки не могут жить отдельно, отец погиб как-то нелепо и внезапно – попал в аварию.
Она была беременна, похоронами занимался Вернон, Лили приехать не смогла.
Вернон старался изо всех сил. Он работал не покладая рук и постепенно, накопив деньги, открыл собственную фирму по продаже дрелей. Как же Петунья им гордилась! Она заботилась о нем, поддерживала и помогала. Как прокормить семью на 2 фунта в неделю? Просто, очень просто. Они экономили на всем. Но Вернон всегда ее баловал, он покупал фрукты и конфеты, а после заключения особенно удачной сделки даже сводил жену в ресторан.
Беременность становилась заметнее. Петунья уже с трудом ходила по дому, она всегда была высокой и худенькой, но теперь она себе напоминала колобок, очень высокий колобок и еще гормоны... Но Вернон терпел все капризы жены, он готов был носить ее на руках, он так ждал наследника, сына и весьма неуверенно добавлял, что будет рад и дочери.
Она была счастлива, они оба были счастливы, узнав, что это сын, наследник.
Как-то не сговариваясь, они решили назвать малыша в честь ее отца – Дадли.
Малыш родился сильным и крепким, горластым мальчишкой – полностью в отца.
Вернон теперь просто жил на работе, он готов был на что угодно ради них, ради их сына.
И ему везло: сначала один выгодный контракт, затем другой.
– Пошло, пошло дело! – Вернон радостно улыбался.
Жизнь налаживалась. Идеальная жизнь.
Петунья – настоящая английская леди: умная, образованная, хорошо воспитанная и при этом радушная хозяйка – стала образцом для соседей.
Идеальный дом, идеальный муж, идеальный сын – все как она мечтала.
День, когда жизнь стала превращаться в проклятье, в её персональный ад, Петунья запомнила на всю жизнь.
С утра ее мучили плохие предчувствия, сердце сжималось в ужасе, ожидая беды. Что-то случится или же, уже случилось. Позвонив на работу Вернону, она немного успокоилась, но тревога не утихала.
«Нужно занять руки делом», – так всегда говорил отец. – «Руки, не занятые делом, принадлежат дьяволу». Но все валилось из рук. Наконец, бросив попытки успокоиться, Петунья подхватила Дадли на руки и прижала к себе.
Ее малыш – ее солнышко, был замечательным: хорошо ел, много спал и мало плакал. И у него были тысячи улыбок для нее и Вернона, и всего мира. Тысячи, миллиарды счастливых улыбок. Его смех звенел по дому колокольчиком, прятался в закоулках и рассыпался солнечными брызгами. Счастливые улыбки – самый ценный… точнее, бесценный дар.
Вечером началась гроза. Ветер рвался в дом, взметая золу в камине. Петунья не спала, как и сейчас она смотрела в окно, где огромная луна закрывала полнеба.
Так и не выспавшись, Петунья встала пораньше. Дадли и Вернон еще спали. Открыв входную дверь, чтобы забрать молоко, принесенное молочником, Петунья увидела на пороге корзинку с младенцем. Сердце взметнулось к горлу и рухнуло куда-то вниз. Женщина медленно, по стеночке, сползла на пол, теряя сознание. Ей хватило одного взгляда, чтобы узнать зеленые глазки Лили.
Вернон всегда ее очень хорошо чувствовал, вот и сейчас он появился рядом и, подхватив ее на руки, унес в дом, вместе с подкидышем.
Записка в корзинке ничего не объяснила, но, честно говоря, не очень-то она была и нужна, свой долг Петунья знала очень хорошо. А вот то, что привело ее в ярость – им не сообщили про смерть Лили и они не попадут на похороны. Они лишние, миру волшебников они не нужны, а вот о малыше позаботьтесь.
Вернон ничего не сказал и не спросил, он посмотрел на нее и поспешил на работу, но уже вечером в комнате Дадли появилась новая кроватка, она, конечно, была не новая, но крепкая и весьма симпатичная. Как хорошо, что Дадли немного крупнее и у них просто ворох практически новой детской одежды, как раз малышу Гарри подойдет. А вечером они сидели вдвоем и считали, считали, считали. Денег было мало, а дети обходятся весьма дорого.
«Вернон, милый Вернон!» -по щеке скатилась одинокая слезинка. Надежный и любящий верный и трудолюбивый. Он ни словом не попрекнул ее ни тогда ни потом, всегда поддерживал и помогал и ни разу не предложил отправить малыша в приют.
Появление малыша вызвала новую волну сплетен.
-Да, его родители погибли в катастрофе.
-Да, племянник, родная кровь, практически сын и, конечно же, он будет жить с ними. А где еще?
Двое малышей, а на ней еще дом и сад. Она успевала все. Никто не знал, чего ей это стоило.
Идеальный дом, идеальный сад, идеальный муж, идеальный сын и…. идеальный племянник.
Восстановить репутацию в таком маленьком и чопорном городке было трудно, но она справилась
Внезапно прекратившиеся с появлением малыша Гарри визиты соседей возобновились, как и игра в бридж с тремя «лучшими подругами» по четвергам. Всё вернулось, исчезли шепотки, преследовавшие ее семью на прогулках, и её розы снова занимали первое место на городских конкурсах.
Жизнь наладилась, она справилась… снова.
Да, смешно и наивно – лежащая на кровати женщина, закашлялась – какая же она была наивная.
Дети подросли, Вернон уже неплохо зарабатывал и как-то предложил пойти вечером в кино. Петунья договорилась с дочерью соседки, чтобы она посидела с малышами часа 2– 3 за разумное вознаграждение.
Невнятное лепетание девушки, разыскавшей их в ресторане через час, расстроило и рассердило Петунью. А уж объяснение про внезапно заболевшую маму, было совершенно не убедительным.
Во второй раз найти кого-то было сложнее. Тем не менее, еще хуже было то, что их разыскали прямо в концертном зале, и они вынуждены покинуть и вернуться домой. История про больную бабушку, была еще менее убедительной. На третий раз Петунья не смогла никого найти, а по городу снова поползли слухи и так раздражавшие ее шепотки за спиной.
Рождество – чудесный праздник, она с детства обожала рождество. Время такое неспешное, но каждая минута наполнена смыслом, и все они пролетают стремительно. А на следующее утро с удивлением думаешь, а были ли они? Это минуты, наполненные вечностью.
Все идеально, канун рождества. Она украшает елку, малыши играют рядом на ковре перед камином, Вернон, сидя в кресле, читает газету. За окном раздаются смех и песни. Они скоро пойдут ужинать. Петунья счастливо улыбнулась, подхватила очередной шарик и аккуратно повесила его на елку.
Вдруг шарик дернулся, сорвался с ветки и полетел прямо к Гарри. Мальчишка радостно засмеялся, но, задев голову Дадли, игрушка упала на ковер прямо перед малышами. Малыш попытался схватить его, но шарик был слишком велик для него, и, к тому же, сделан из стекла, и поэтому он выскальзывал из детских ручонок.
Остолбенев, Петунья молча смотрела и не могла пошевелиться от ужаса.
Гарри недовольно захныкал и постарался отнять шарик, но Дадли, не обращая внимания, продолжил рассматривать добычу. Вдруг шарик вырвался, поднялся в воздух и с громким хлопком разлетелся на тысячу осколков, чудом никого не задев. Малыши хором заревели.
С трудом придя в себя, Петунья кинулась к мальчикам.
Все целы – слава богу!
Вернон внимательно смотрел на нее, затем молча встал и, подхватив Дадли на руки, поднялся в спальню.
Петунья встала и на подгибающихся ногах доковыляла до кресла. Рухнув в него, она заплакала, обхватив голову руками.
Что делать!!!? Что делать!!!??? Так больше продолжаться не может, мы справимся, ты сильная, вытри слезы вот так хорошо. Больше нельзя закрывать глаза и делать вид, что ничего не происходит.
Потом был нелегкий разговор с Верноном о Лили, о Гарри и Волшебстве.
Петунья не пыталась себя оправдать, но раньше такого не было. Гарри просто двигал предметы и ронял что-то, он мог намочить или заставлял летать. Однако племянник никогда не пытался что-то взорвать или причинить кому-нибудь вред, он ведь просто ребенок.
Просто ребенок… Петунья сама все понимала…
Строгость, дисциплина и физический труд. Петунья была согласна с Верноном, что если что— то и могло помочь, то только это. И категорическое требование – переселить мальчика подальше от их сына – Петунье пришлось принять.
Поселить мальчика одного в гостевую комнату рядом с детской Вернон категорически отказался. Чулан под лестницей казался хорошим решением, он был на первом этаже, достаточно просторным, и там не было стекол.
Сначала было просто.
Но шила в мешке не утаишь. Малыш Гарри был слишком маленьким, он не понимал и, в общем-то, ничего дурного и не делал. Сплетни и слухи засновали по городу с новой силой, преследуя и не давая жить спокойно. Порядочность, честность воспитанность – вот, что цениться жителями срединной Англии, это то, что позволило ей стать своей здесь за каких-то два года. Но теперь их назвали странными, не такими как все, а такое не прощается и не забывается. Никогда.
Они стали изгоями в собственном городе. Их сторонились, на них показывали пальцем.
Жизнь превратилась в проклятье, в её персональный ад. Каждый день нес разочарование.
В какой-то момент она ослабила контроль, устала, наверное, а совершить что-то дурное, мелкое, несправедливое, оказалось легко, слишком легко. И ее настроению поддались домашние. И Вернон, и Дадли, шпыняли мальчишку Поттера, срывали на нем злость, обиду, страх и разочарование. Сначала были одергивания, окрики, грубые слова, после затрещины и подзатыльники.
Дети быстро растут.
Мальчики пошли в школу. Жизнь налаживалась, соседи привыкли, а принятые меры воспитания принесли свои плоды. По крайней мере странностей практически не было. Неприятности случались, как тот случай в зоопарке со змей или когда у Поттера отросли волосы. Но это уже практически безобидные шалости.
Но вот школьные успехи… Она ожидала большего. Бездарность – вот самое меньшее, как можно назвать способности племянника. И если у Дадличек хотя бы был талантлив в спорте, то бездарность Поттера поражала. Он точно пошел в своего никчемного папашу.
Как ложь, придуманная для соседей, стала правдой, она сама не поняла. Родители погибли в аварии и шрам оттуда же. Так было легче жить и объяснить все нелепости поведения мальчишки, хотя бы ему самому. И ведь это же практически правда, если бы он пошел в Лили, с учебой у него было бы все в порядке.
Мир сузился до размера улицы, они поддерживали отношения только с четырьмя ближайшими соседями и полуслепой старухой Фиг.
Безнадежность.
Она сдалась. Опустила руки и жизнь катилась по накатанным рельсам. Хорошо, что Вернон настоящий английский джентльмен, кристально честен и не отступает от принятых решений. Одна она бы никогда не справилась.
У них почти получилось, выбить эту ненормальность, это Волшебство. Они всего лишь хотели лучшего для обоих мальчиков. Нормальной достойной человеческой жизни. Они почти справились.
С надеждой и страхом они с Верноном ждали одиннадцатого дня рождения Гарри Поттера.
За три дня до его дня рождения прилетел первый конверт из Хогвартса, потом второй и третий. Решение было принято давно. Одиннадцать лет они боролись и уж точно не сдадутся сейчас, когда на кону будущее мальчика. Пусть и такого никчемного, как Поттер. Он – часть семьи.
Петунья гордилась Верноном, он много достиг за эти годы, но именно перед лицом опасности она поняла, что тогда, много лет назад, сделала единственно верный выбор. Для Вернона, как и для нее, семья была на первом месте. Он отложил все дела и делал то, что считал самым важным – защищал семью.
Поняв, что проигрывает в войне с потоком все прибывающих писем, Вернон сменил тактику. Они меняли положение, не оставались на одном месте надолго, надеясь, что это собьет преследователей со следа. А его идея укрыться на острове – просто гениальный ход! Но они слишком мало знали о возможностях волшебников.
И ведь он не испугался, он продолжал защищать Гарри даже от великана!
Жаль, что малыш Гарри слишком маленький и глупый. Как объяснить, как донести до него, что не стоит менять реальность на чьи-то фантазии, волшебный мир не принес ничего хорошего Лили и уж точно не станет счастливой сказкой для маленького сироты, у которого есть в мире только обычная тетка, дядя и двоюродный брат.
Тогда они были слишком злы и рассержены, чтобы просто поговорить и всё обсудить. Да, ей было обидно, что паршивец готов поверить во что угодно и не видеть заботу и любовь под собственным носом. Она наговорила лишнего, но ему же не пять лет, неужели он готов променять свой дом и семью, свое будущее, наконец, на эти никчемные сказки.
А уж это замечание, что каникулы он будет проводить дома. Где дома?! У кого дома?!
Да, это его дом, но делали его мы. Это Вернон работал не покладая рук, чтобы купить его, а потом расплачивался с долгами. По какому праву посторонние люди распоряжаются их домом и их племянником. Да, они взяли мальчишку, но они выполнили свой долг и теперь им пытаются навязать чужие правила.
Это нормально бросить сироту, а потом подобрать, когда он потребовался?!
Но мальчик уехал. Побежал за сказкой. Петунья вздохнула, поджала тонкие губы и недовольно покачала головой. Это трудно вспоминать. Но еще тяжелее пережить такое.
Малыш, которого укачивали на руках и читали сказки на ночь, превратился в чужого человека. Квартиранта, приезжающего на каникулы и занимающего комнату в чужом доме.
Она и сейчас считала, что это нелепо воспитывать ребенка, зная, что любое наказание будет отменено, и при этом, нести за него полную ответственность.
Тогда же появилось чувство, что он все делает назло. Специально портит и разрушает, все, что они добились с таким трудом.
Их дом и окрестности наводняют совы, внезапно появляются и исчезают подозрительные личности. Их преследуют и им угрожают. Постоянно. В их же собственном доме.
Вернон еще пытался как-то достучаться до Поттера, а она больше не могла. Здесь уже нельзя было ничего изменить. Эта зараза, эта ненормальность сделала свое черное дело. Он стал другим.
Теперь-то она понимала, что нужно было бросить все и бежать, скрыться от волшебников, и от Поттера в том числе. Все, что они делали – Поттер разрушал легко, играючи, не прикладывая усилий.
Невозможно жить в постоянном в страхе. Но англичане воинственный и упрямый народ, кровь предков дает о себе знать. Они продолжали пытаться.
События замелькали как в калейдоскопе и уже не понятно, какое было первым, а какое последним. Вот Поттер срывает сделку Вернону, конечно же, он не виноват и все произошло случайно. Правда у них теперь нет дома, но разве же это кого-то волнует. Вот Поттер пугает их своим крестным. Убийца на свободе, но за свою жизнь они такого навидались, что бояться простого убийцу пусть и волшебника как-то глупо. Странные люди ломятся к ним в дом и этот человек с вращающимся глазом и пугают, пугают, пугают….
Жизнь разделилась на две части с Поттером и без. Относительно нормальная жизнь без него и полные страха и странных происшествий летние месяцы. Это безумие продолжалось уже третий год. Опасность кружила рядом, Петунья чувствовала ее, она пыталась поговорить, но Поттер не желал слушать и разговор перерос в банальный скандал.
Светает, уже ночь не такая темная, и вот-вот начнут светлеть верхушки деревьев, свежий ветер колышет занавеску
Все как когда-то…
Снова лето, снова Поттер и его безумные друзья. Казалось, что может быть плохого разрешить ребенку провести время с друзьями? Ничего. У нормальных людей.
Они сидят на кухне и ждут, когда же эти ненормальные явятся за Поттером. Они ведь спрашивали, на чем приедут его забирать. Честно говоря, она все-таки ожидала машину.
Но эти ненормальные – они пытались войти через камин. Они разрушили его, разрушили их дом, её гостиную. А мальчишка Поттер…
Именно тогда, глядя на довольное лицо этого паршивца, тогда-то она и поняла, что он Чужак, и никогда не будет частью их семьи. Он позволил своим друзьям разрушить их дом, наш Дом.
Было так больно, что Петунье иногда казалось, что это треснул и разлетелся не камин, а ее сердце или душа…
Но и тогда она не боялась.
А потом стало страшно. По-настоящему. Дадли изменился. За один день. Он бросил школу и теперь с потерянным видом бродил по дому, не позволяя выключать свет. Он не разговаривал, не отвечал на вопросы.
Как оказалось, на него напали Дементоры. Петунья не знала что это за твари –но они пытались выпить его ДУШУ!!! Поттер успел его спасти. Слов не было. Ненавидеть племянника она не могла.
Она водила Дадли к психологам, пыталась помочь. Он молчал, смотрел на нее бездумными усталыми глазами и молчал.
Он нашел странных людей, которые пили, курили травку, пели песни и нигде не жили подолгу. Целый год Петунья отлавливала Дадли по подворотням, водила к врачам, но чувствовала, что все бесполезно, она потеряла своего мальчика. Однажды Дадли исчез, он ушел из дома и не вернулся.
Где-то через полгода Вернон оставил ее. Он подошел, посмотрел ей прямо в глаза и, погладив по щеке, ушел. Навсегда.
Она осталась одна. Продолжала жить и надеяться получить весточку, хоть пару слов от малыша, из-за которого потеряла все.
Когда у нее нашли рак, она в который раз вспомнила добрым словом Вернона – вот кто умел заключать выгодные сделки и удачно вкладывать деньги. Если бы не он она, не смогла бы позволить себе лечение и не протянула бы так долго.
Рассвело. Петунья улыбнулась. Теперь уже точно все. Она сделала что могла.
Глубоко вздохнув, Петунья открыла глаза – ее окружали любимые люди Вернон солидно сидел и держал ее за руку– как всегда в такие моменты он не знал, что сказать. Дадли принес большую коробку ее самых любимых пирожных, он всегда такой внимательный. А малыш Гарри залез с ногами на кровать и гладил ее по щеке и приговаривал: «Не плачьте тетя, все образуется, все будет хорошо, мы с вами, мы вас так любим».
Вдалеке зазвучал смеющийся голос Лили: «Петунья, бежим на качели».
Солнечный ветер подхватил на руки, растрепал волосы и отбросил прочь жизнь наполненную страданиями.
Теплый свет заливает комнату.
– Отмучилась, бедняжка, – сухонькая старушка протянула руку и закрыла глаза, невидяще смотрящие в окно.


Автора поругали за ошибки, автор раскаивается и исправляется, после вычитки фанфик будет перевыложен

@темы: фанфики, джен

URL
   

rash-rkr: Фанфики и другие няшки

главная